Ваш город: Москва Закрыть
Закон о коллекторах поставил должников в неудобное положение

Закон о коллекторах поставил должников в неудобное положение

24/05/2019

Судебные приставы и суды по-разному толкуют, что такое звонок, «серые» коллекторы по-прежнему работают, а кредиторы всё чаще обращаются к приставам за взысканием долгов.

За полгода действия нового закона о коллекторах к судебным приставам — регуляторам данного рынка — поступило 50 жалоб от жителей Тюменской области на противоправные действия взыскателей. В целом по России, по данным на конец мая, зарегистрировано более 5 тыс. обращений. В основном граждане жалуются на многократные и ежедневные звонки, что по закону запрещено. Однако у судов и Федеральной службы судебных приставов (ФССП) нет единого понимания, что считать звонком. Вдобавок закон запрещает коллекторам с непогашенными исполнительными производствами работать в агентствах, но уволить их по этой формулировке работодатели не могут. При этом «серый» коллекторский рынок никуда не исчез.

На фоне этих проблем и серьезно просевшего рынка взыскания опрошенные «Вслух.ру» кредиторы заявили, что стали чаще обращаться к приставам. По их данным, эффективность у коллекторов из-за установленных законом ограничений и возможности пожаловаться на них немного снизилась. Коллекторы же, напротив, говорят о незначительном росте эффективности, но не связывают его с действием нового закона.

Право звонить и обязанность не работать

С начала года по конец мая приставам по всей стране поступило около 5 тыс. обращений, из которых только 130 признаны обоснованными, заявила и.о. начальника управления организации ведения госреестра и контроля за деятельностью юридических лиц ФССП Анна Мещерякова. По обращениям составлено 173 административных протокола, из них по 51 протоколу наложено 1,7 млн рублей штрафов.

В Тюменской области, по данным регионального управления ФССП на 1 июля, на действия коллекторов поступило 50 жалоб, из которых только в девяти случаях приставы установили нарушения прав должников и отправили материалы в территориальные органы службы судебных приставов по месту регистрации фирм.

Основные нарушения, на которые жаловались жители области, — многократные ежедневные звонки им, родственникам и третьим лицам, а также разглашение персональных данных должника. Все это новым законом запрещено.

Так, взыскатели или кредиторы могут общаться с должниками в будни с 8 до 22 часов, в выходные — с 9 до 20 часов. Предусматриваются личные встречи (не чаще раза в неделю), телефонные переговоры (максимум дважды в неделю), сообщения по электронной почте и обычные письма по месту жительства или пребывания должника. При этом взыскатели не вправе скрывать свой номер телефона и адрес электронной почты, с которых они звонят и отправляют письма. И не могут без согласия должника общаться с его родственниками и соседями.

Однако в целом по России складывается примерно такая же практика работы. Как рассказал директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин, нарушения, на которые жалуются граждане, связаны в первую очередь с превышением количества звонков.

Как он пояснил, в законе при этом нет ясного понимания, что считать звонком. Это вызывает в судах разные толкования. Одни понимают звонок как факт дозвона, то есть соединения с неплательщиком. Другие же встают на сторону коллекторов, если должник бросает трубку в первые секунды. «Недавно в Новосибирской области состоялся суд по наложенному на крупную коллекторскую фирму штрафу от ФССП за многократные звонки. Компании удалось оспорить штраф: суд постановил, что санкцию применили неправильно, потому что факта звонка не было. Должник постоянно бросал трубку», – рассказал Борис Воронин.

Он предположил, что практика, скорее всего, сложится в пользу того, что сам факт дозвона не будет считаться звонком. «Ведь кредитор или коллектор должен в первую очередь сообщить информацию: представиться, назвать компанию, рассказать о задолженности, сказать, откуда взялся долг и т.д. Он обязан это сделать по закону. Если сотрудник не успел этого сделать, контакт не должен засчитываться», – считает Борис Воронин.

Вдобавок у коллекторского рынка из-за нового закона образовалась правовая коллизия. Так, если сотрудник агентства имеет незакрытое исполнительное производство по судебным решениям (долг по алиментам, невыплаченный штраф и т.д.), то работать коллектором он не может. Но и уволить его по этой формулировке не дает Трудовой кодекс. Со сложностью столкнулась практически каждая взыскательная фирма, отмечают в НАПКА. «Чтобы решить проблему, мы обратились в июне с письмом к главе Минтруда Максиму Топилину с просьбой разъяснить, какие основания могут быть использованы в таких случаях. Но ответа пока не получили», – рассказал Борис Воронин.

Коллекторы вне закона

Другая проблема — «серые» взыскатели. На момент написания материала в госреестре коллекторов находилось 135 организаций, которые имеют право заниматься взысканием просрочки. Это примерно в пять раз меньше, чем по разным оценкам, было до вступления закона в силу. Из включенных в реестр более 50 организаций — крупные игроки, обслуживающие около 90% рынка.

Столь сильный отсев произошел в первую очередь из-за высоких требований, предъявляемых к коллекторам. По закону такие фирмы, чтобы пройти регистрацию и получить лицензию, должны обладать чистыми активами на сумму не менее 10 млн рублей и иметь договор страхования ответственности на ту же сумму в год. По данным НАПКА, в основном не смогли войти в реестр мелкие, отчасти средние коллекторские агентства и корпоративные фирмы при мелких МФО. По оценкам ассоциации, их доля в общероссийском объеме рынка цессии (продажи долгов) составляет менее 1% или около 5 млрд рублей.

У них осталось только три выхода: продать себя более крупной и по факту легальной фирме, что сделать очень сложно — крупным компаниям не нужны «столы и стулья» и непроверенная команда. Продать портфели долгов другим и закрыться, либо уйти в тень, обслуживая задолженность клиентов нелегальных или полулегальных микрофинансовых организаций. Последний вариант оказался особенно популярным.

«ЦБ на днях заявлял, что оценивает количество нелегальных МФО в 1–1,5 тысячи. А они активно сотрудничают с незаконными коллекторами. Поэтому, к сожалению, именно этот рынок по-прежнему создает напряженность в коллекторской среде. И тут должен вмешаться регулятор рынка микрозаймов — Центробанк, потому что более трети жалоб нам поступает именно на них», – пояснил Борис Воронин.

Однако в апреле ЦБ впервые воспользовался правом, данным в конце 2016 года, и закрыл домены сайтов восьми МФО, ранее исключенных из реестра Банка России, но продолжавших работу. А в конце июня вместе с «Яндексом» начал помечать легальные МФО в выдаче поисковика зеленым кружком с галочкой и подписью «Реестр ЦБ РФ». Также, по данным «Ведомостей», Банк России начинает бороться и с сайтами-клонами известных и легальных микрофинансовых компаний. Владельцы таких ресурсов, воруя персональные данные клиентов, затем оформляют на них кредиты и займы в других финансовых учреждениях.

Но если на нелегальные микрофинансовые организации Центробанк нашёл управу, то с незаконными коллекторскими агентствами приставы ничего, кроме наложения повышенных штрафов, пока сделать не могут. Если для легальных агентств нарушения закона будут караться штрафом до 500 тыс. рублей или приостановлением деятельности до трех месяцев, то для нелегальных — лишь штрафом до 2 млн рублей.

Поэтому из-за «дыр» в законе и, возможно, нежелания регулятора анализировать ситуацию некоторые взыскатели имеют возможность работать по серой схеме. «Закон запрещает организациям не из реестра заниматься взысканием, но не запрещает им покупать долги. Вдобавок государственные органы предпочитают проверять тех, кто в реестре, и как будто не замечать тех, кто туда не вошел, отвечая, что «это дело МВД»», – пояснил глава НАПКА.

Но до максимальных штрафов дело доходит далеко не всегда. В основном нелегалы штрафуются на 300–500 тыс. рублей. В Тюмени, например, в середине мая региональное управление ФССП через суд оштрафовало нелегального коллектора на 100 тыс. рублей. Он вымогал у местной жительницы 6 тыс. рублей долга по членским взносам в дачный кооператив. Потерпевшая пояснила, что этой зимой ей звонил мужчина, который не представился и в грубой форме потребовал погасить задолженность. Сообщения с теми же требованиями трижды поступали на страницу ее дочери в соцсетях.

Кредиторы идут к приставам

По данным НАПКА, в первом полугодии объем выставленных на продажу банковских долгов оказался на 27% ниже, чем за аналогичный период 2016 года, и составил 119 млрд рублей. А объем просрочки, отданной банками на аутсорсинг, за первый квартал этого года снизился в 1,6 раза, до 46 млрд рублей. «Снижение объемов продаваемых и передаваемых долгов со стороны банков — временное явление. Долги, накопленные в период кредитного бума, заканчиваются, а новые пока не накопились в прежнем объеме. Но оживление кредитного рынка уже началось, так что ситуация выравнивается», – уверен Борис Воронин.

При этом уровень задолженности, просроченной более 90 дней, по оценкам опрошенных финансовых организаций, в первом полугодии незначительно вырос и составляет около 30% от всей просрочки МФО, не более 10% – задолженности перед банками. Но эффективность взыскания коллекторскими агентствами незначительно снизилась. В первую очередь из-за того, что сократилось число контактов с должниками.

Так, глава департамента по работе с проблемной задолженностью сервиса онлайн-микрозаймов MoneyMan Александр Васильев рассказал, что компания работает с проблемной задолженностью самостоятельно и только дистанционно. Поэтому с начала года эффективность взыскания в компании снизилась на 7%. Но уже в июле, он уверен, она вернется на прежний уровень. Из-за нововведений клиент, считают в компании, будет возвращать средства чуть позже.

А операционный директор микрофинансовой компании «Быстроденьги» Андрей Клейменов заявил, что после вступления в силу закона о коллекторах некоторые должники стали чаще сбрасывать звонки, отключать телефоны и ловить сотрудников колл-центра на нюансах профильного закона. «Появились клиенты-провокаторы, которые задают специалистам вопросы по закону, пытаются подловить на нюансах и сказать, что их в итоге состоявшегося диалога ввели в заблуждение. Растет количество клиентов, отказывающихся от взаимодействия, однако в общем объеме они составляет небольшую долю», – рассказал Андрей Клейменов.

Он добавил, что из-за снижения эффективности работы коллекторов компания начинает обращаться в суды за взысканием задолженности, а также расширять традиционные методы воздействия на клиентов. «Мы видим, что все меньше коллекторских агентств принимает участие в тендерах по покупке портфелей долгов как у МФО, так и у банков. Их операционные возможности не позволяют взыскивать как раньше», – пояснил Андрей Клейменов.

А с июля прошлого года банкам упросили процедуры взыскания долгов с физлиц. В кредитные договоры теперь вносится пункт о том, что задолженность может быть взыскана по исполнительной надписи нотариуса во внесудебном порядке.

Такая возможность, уверен замдиректора департамента по работе с проблемными активами Связь-банка Владимир Луговой, серьезно упростила вопрос взыскания задолженности, вдобавок она гарантирует законность процедуры. «Исполнительная надпись, выполненная нотариусом на основании условий договора, фактически заменяет собой судебные решения о взыскании долга. И с ней банк может напрямую отправиться к судебным приставам. Передача долга в работу коллекторам не являлась и не является обязательной для кредитора, а обуславливается как правило спецификой системы взыскания долгов и экономической целесообразностью», – сказал Владимир Луговой.

Однако, по словам Бориса Воронина, эффективность взыскания несущественно выросла из-за того, что банки в последние два года куда более осторожно выдавали кредиты. Из-за чего, уверен он, на рынок вышли долги «более высокого качества».

Напомним, что закон о коллекторской деятельности президент Владимир Путин подписал 3 июля 2016 года. Он предусматривает, что вести деятельность по взысканию просроченной задолженности может только организация, включенная в специальный госреестр. Регулятором рынка в конце 2016 года стала служба судебных приставов, которая и ведет специальный реестр.

По закону взыскатели получат доступ к персональным данным должника, но передавать их третьим лицам они по-прежнему не имеют права. При этом они смогут взыскивать просроченную задолженность банков и МФО только с физлиц, а также смогут работать с долгами за коммуналку, если предприятия ЖКХ передадут их взыскателям.

Коллекторам также запрещено запугивать должников, причинять вред их здоровью и имуществу, давить на них, вводить в заблуждение, общаться с обанкротившимися должниками и т.д. За это организация может быть исключена из госреестра.

Источник: Вслух.ru

Оценить новость:
Поделиться новостью:
Поделитесь вашим мнением Отменить ответ
Вы не заполнили комментарий
Вы не заполнили свое Имя
Вы не заполнили свой E-mail
Ваша заявка отправлена на модерацию
Ваша заявка отправлена на модерацию. В ближайшее время комментарий появится на сайте.